Понедельник, 25.09.2017, 12:38
Приветствую Вас Гость | RSS

История Ледмозерской школы

Меню сайта
Форма входа
Поиск

Ровесники поселка

Этот материал был напечатан в районной газете «Муезерсклес» № 3 от 30 января 2014 года

                 «Это наша с тобою земля, это наша с тобой биография»

 В прошлом году  посёлку Ледмозеро исполнилось пятьдесят лет. Как известно история любого населённого пункта складывается из судеб его жителей, их маленьких частных историй. Надо отметить, что когда дети 1962 – 1964 годов  рождения пошли в ледмозерскую  школу ( 1970, 1971г. г.), то их было по три параллельных класса, в каждом до тридцати человек. После окончания школы их судьбы сложились по – разному. Я хочу рассказать о нескольких ровесниках посёлка, выпускниках Ледмозерской средней школы, чьи судьбы и жизнь наиболее тесно связаны со своей малой родиной – Ледмозером.

                  Виктор Михайлович Бибиков: «Считаю, есть и перспектива»

    « Родился  я 10 января 1963 года в Ругозере. Мать, Раиса Ильинична, родом с Чувашии,  отец, Михаил Иванович, - с Брянской области. Познакомились и поженились они  здесь, в Карелии. Работали сначала в Петрозаводском химлесхозе, в  1963 году переехали в Ругозерский химлесхоз.  Жили  и работали в  Ругозере,  в Кимасе, на Нюку, на железнодорожной станции Хижозеро.

Сколько себя помню, я всегда был с родителями. Иногда в Кимасе оставляли у кого – нибудь из местных жителей. Ну, а в первый класс пошёл в Ледмозере, куда переехали родители.  Лидия Ивановна Поливанова  - моя первая учительница. Осталось такое детское  воспоминание,  детей работников химлесхоза оставляли в садике круглосуточно на пятидневку, а на выходные, когда родители приезжали из леса, то забирали  нас домой. Запомнилось, как мать Валеры Климашевича брала и меня к ним домой, подкармливала.

 Когда стал школьником, то всё лето проводил в лесу с родителями, дружил с химлесхозовскими ребятами. Отец любил рыбалку, охоту, участок всегда  подбирал так, чтобы рядом была ламбина. Мне всегда ставил условие: «Соберёшь полведра живицы – пойдёшь на рыбалку». Со временем не только летом, но и  на зимних каникулах помогал отцу окорять деревья, резать усы.

Школьные годы, конечно, вспоминаю. Был октябрёнком, пионером, комсомольцем. В девятом классе неподалёку от Ругозера для ледмозерских ребят проводился лагерь труда и отдыха.  С нами были учителя Василий Иванович Васько  и Галина Ивановна Подойникова. Хватило им с нами забот. Кроме работы у нас было много свободного времени. В основном оно было организовано. Ну, а нам хотелось приключений. Тем более, что в этих местах  со времён войны остались окопы. Как – то одноклассница Таня Жуковец, наш замполит,  в окопе нашла патроны. Однажды пошли с ребятами на рыбалку, переходим болото и видим, торчит хвост авиационной бомбы. Вызывали военных.

 Было и такое, что  под  уличным умывальником вымыло гранату. Василий Иванович имел резиновую лодку, ловил рыбу. Тут же в специальной бочке коптил её и угощал нас всех рыбой холодного копчения. Весело было!

После школы учился в профтехучилище, получил специальность автослесаря с правами водителя. Два года служил в армии на севере. Вернулся в посёлок, по направлению от леспромхоза два с половиной года учился в лесотехникуме, получил специальность тракториста. Женился. Будущую жену встретил в Пенинге, когда приехал к другу на праздник. Она работала воспитателем в детском садике».

Молодого специалиста, Виктора Михайловича Бибикова,  определили инженером – механиком  на пилораму в химлесхоз, там же были гаражи, склады. Со слов жены, Галины Александровны, жилки руководителя у мужа не было. А подчинёнными у него были в основном  родители его ровесников, поэтому не всегда находил с ними  общий язык. Как шутила по этому поводу жена, он и на сыновей  не мог ругаться,  всегда говорила: «Витя, ну скажи ты отцовское слово!».

 Когда химлесхоз соединили с леспромхозом, то пришлось Виктору Михайловичу поработать и старшим механиком, и водителем (возил живицу), и на заготовке пневого осмола, и сучкорубом, и зимние автодороги  поливать. А с 1989 года Виктор Михайлович перешёл на железную  дорогу - сначала работал монтёром пути, а последние тринадцать лет -  трактористом  в восстановительном поезде.

Детей своих Бибиковы воспитывали добрыми, отзывчивыми.  Старший сын с семьёй живёт и работает в Костомукше, по возможности навещает родителей. Младший сын недавно женился, работает в посёлке  помощником машиниста.

В свободное время супруги любят рыбачить, охотиться, собирать ягоды, но не до фанатизма, как говорит  Виктор. Зимой вместе с женой  ходят на лыжах. Летом много времени отнимает огород, тем более,  что Галина Александровна увлечена выращиванием экзотических растений. Ну, и общее их увлечение - это фотографирование. Супруги на фотографиях стараются запечатлеть интересные и яркие моменты своей жизни, природу.

На мой вопрос: «Как вы считаете, ваша жизнь удалась?» Виктор ответил: «Жизнью я доволен, сыновья с нами рядом. Посёлок нравится, есть  железная дорога. Считаю,  есть и перспектива на будущее. Конечно, хотелось, чтобы в посёлке развивались  какие – нибудь производства», чтобы молодёжь оставалась».

               Виктор Германович Лосев: «Пусть Ледмозеро процветает»

« Родился я 22 ноября, в том же году когда образовался наш посёлок. Родители жили в Тикшозерке. Мама после окончания Поволжского лесотехнического техникума по направлению приехала в эти края, отец по вербовке из Пензы. Когда стал закрываться Тикшозерский  лесопункт, семья (родители и три сына) переехала в Ледмозеро. Шёл тогда 1969 год.

Интересно, я ходил в садик №2, а это то здание,  где мы теперь живём со своей семьёй. В годы перестройки, когда детей стало меньше, всех «садиковских»  перевели в двухэтажный кирпичный сад – комбинат, а это помещение  тогдашний глава местной администрации Валерий Фёдорович Жалоба  решил  переделать в   четырёхквартирный жилой  дом. Я всё в своей квартире делал сам…

 Но было это потом. А сначала я пошёл в 1971 году в ледмозерскую школу, Первой моей учительницей была Антонина Адамовна Мороз.  Школьные годы вспоминаю как самые лучшие. В средних и старших классах очень любили ходить в походы, ходили везде и часто. После занятий  и по выходным играли во дворе. Он у нас был большой  - в середине четырёх восьмиквартирных домов. И детей было много.

 Дядя Витя Хейстонен  был заводилой, у него и свои сын и дочь принимали участие в этих играх. Играли и в лапту, и в «кислый круг», и в « войну»  и в другие игры. Летом купались за линией в искусственном водоёме или пешком, а у кого были велосипеды – на велосипедах, попадали за шесть километров на Ковдозеро.

Запомнился лагерь труда и отдыха после девятого класса в 1980 году. Он находился в двадцати километрах от посёлка в красивейшем месте. С двух сторон озёра, соединённые речкой. Скала, поросшая соснами, круто спускается к поляне, на которой и располагался наш лагерь. Палатки, теннисный стол, футбольное поле, кухня, место для вечерних и утренних линеек, кострище – красотища!.

 Учителя, Лилия Ивановна Колобова и Валентина Иосифовна Скерло, приучали нас к соблюдению режима дня. Каждое утро – подъём, зарядка, завтрак, линейка, развод на работу. В бригаде две девочки и два мальчика. Вырубали низкорослые, больные насаждения. Была норма – сложить определённое количество куч, определённых размеров. Бригады между собой соревновались. В свободное время ловили рыбу, играли в волейбол, теннис, устраивали посиделки у костра, пели под гитару. В параллельном классе такие певуньи – заслушаешься! Алла Ракитская, Тася Воронина, Надя Осипова, Таня  Нестеровская , Света Савельева, Валя Петрова.

После окончания десятого класса мы, пять друзей из одного класса, пошли учиться в ГПТУ - № 8 на токаря. Окончил досрочно, так как забрали в армию. Три года служил подводником в Заполярье. Вернулся домой, немного отдохнул, и началась моя трудовая биография. Год поработал  в мехлесхозе на пилораме, а с 1986 года – в леспромхозе. Очень хотел попасть работать на лесовозе, но желающих было много, а лесовозов не хватало. Возил на УАЗике молоко в детские сады, в магазины, зиму трудился на подсыпщике.

И, наконец, механик  Семён Яковлевич Кирьянов заметил моё желание и старание и предложил съездить на курсы водителей лесовоза. Как я был рад! Стажировался у Валеры Перова. Первые дни трудно пришлось, ничего не получалось, сначала спина была постоянно мокрая. Лесовоз дали старый, немного повозил лес один, потом возил в паре. Всегда с напарником старались выполнять задание. Если леспромхоз не делал план, то и мы не получали премии, из « Кареллеспрома» запчастей давали мало, а машины часто ломались. Всё равно старались, ремонтировали и снова выезжали на делянки за лесом.

 Работа мне нравилась, поначалу всё было хорошо. Я старался зарабатывать, чтобы семью кормить.  К тому времени у нас с женой, Надеждой Алексеевной, уже росли дочь и сын.

В лесу начала появляться новая техника. Я съездил на курсы по освоению установки «фискарс». Ну, а когда леспромхоз расформировали, было трудно привыкать к новым и не лучшим условиям труда. Мы стали индивидуальными предпринимателями. Продали свою рабочую силу, свои трудовые руки. Платишь налоги, но ни больничного, ни отпусков – ничего нет. Зарплату всегда выдавали с задержкой,  и она не соответствовала  затраченному труду. А мы, рабочие, не молодеем, а гарантии, что завтра будет лучше, не было никакой.

 Я ушёл на другую работу и вот второй год работаю в КСК ( Костомукшской строительной компании) водителем лесовоза. Вожу лес на пилораму, сколько привёз – столько и получил. Пять дней рабочих, два выходных,  соцпакетом обеспечен.

В свободное время люблю заниматься рыбалкой, охотой. Это теперь как увлечение. А во время перестройки, когда не выдавали зарплат, собирали и сдавали на приёмные пункты  ягоды, чтобы детей  одеть, да и просто -  на хлеб. Непростые ведь были времена.

Как выросли дети я и не заметил. Работа сменная, ушёл – они в школе, приходишь домой – они спят. Сейчас дочь с семьёй живёт в Петрозаводске, работает и заочно учится на экономическом факультете в Петрозаводском государственном университете.  Люблю заниматься с внучкой, наблюдать, как она растёт, развивается.  Сын учится на втором курсе в Петербургском Национально – минерально – сырьевом университете «Горный».

По большому счёту считаю,  что жизнь моя сложилась. А что сказать о родном Ледмозере? Хорошо, что наш посёлок не умирающий, как некоторые. Место удачное, недалеко от Костомукши. Если чего, так там много рабочих мест для наших жителей. В будущем хочется видеть его процветающим. А здесь многое зависит от власти…».

                   Татьяна Александровна  Богдан (в девичестве – Балацун) :

                «Мы были ударниками коммунистического труда»

«Мой папа в восемнадцать лет  приехал в Карелию по вербовке из Белоруссии. Жил в старом Ледмозере, на Хаудопороге. Там они и встретились с мамой. До этого она воспитывалась в детском доме в Беломорске, а сюда приехала к родственнику.

 В Ледмозере мы с лета 1967 года. Отец работал в лесу чокеровщиком. Их бригада  была известной своими производственными показателями, их даже как передовиков  приглашали в передачу  «Край карельский, край лесной». В будущем он работал и водителем лесовоза, и на самосвале. А мама не работала, пока мы, дети, росли. Нас было трое: я. сестра Оля и брат Володя.

Какие у нас были весёлые школьные годы!  Мы с подругой Таней Жуковец  занимались в детско – юношеской спортивной школе у тренера  Валерия Евгеньевича Савина. Он строго следил за нашей успеваемостью и всегда предупреждал, что если у кого двойки не исправлены, тот на соревнования не поедет. Для нас это было наказание – как это не поехать на соревнования! После уроков старались   дома переделать все дела и быстрее  на секцию. Хорошо помню, как впервые получали спортивные шапочки, гетры, полупластиковые лыжи. Было очень интересно – соревнования, поездки. В автобусе едем, Валерий Евгеньевич даёт команду: «Песню запевай!». Поём всю дорогу, знали много пионерских, комсомольских песен.

Библиотекарь Людмила Юрьевна Кайко вела у нас кружок, рассказывала о книгах. С ней же мы ставили сценки. Помню, как  инсценировали сказку «По щучьему велению», подбирали костюмы, гримировались. Было очень здорово! Учитель музыки Екатерина Васильевна Петрова создала из девочек вокальную группу, мы выступали в своём Доме культуры, ездили в Кимас, Ондозеро, Тикшу, Ругозеро.

Летом целыми днями  играли в лапту, волейбол. Родители вечером не могли нас загнать домой. Кстати сказать, у наших собственных детей прекратились игры на улице, как только появилась игра «Денди». Ну а сейчас детей на улице вообще нет, все у компьютеров и телевизоров.

У наших девятых классов лагерь труда и отдыха был в двух местах – одна часть ребят под Ругозером, другая – на автомобильной дороге Ледмозеро- Костомукша. Нас  каждое утро  возили на автобусе на место работы,  и мы очищали  обочину от мусора, складывали  его  в кучки.

После школы поступила в ГПТУ – 18 на швею. Практику проходила здесь,  в нашем КБО (комбинат бытового обслуживания), а после окончания училища сюда и работать приехала. Коллектив мне очень нравился, работа – по душе. Заказов от населения поступало очень много. Сначала работали по такому принципу:  одна закройщица и с ней три швеи. Со временем создали одну бригаду. Теперь я  думаю, что это было  веяние времени.

 В эту бригаду по пошиву лёгкой одежды входили  закройщица и бригадир Светлана Акимовна Киуру  и члены бригады: Марина Миронова, Нина Жалейко, Татьяна Смоляк и я.Тогда по – другому всё было - принимали социалистические обязательства и старались сдержать данное слово. Бригада постоянно выполняла план, и в конце – концов мы стали называться «бригадой коммунистического труда», а всем нам присвоили по тем временам высокое звание «Ударник коммунистического труда». Мы гордились знаками «Ударник 11 пятилетки».

Потом меня направили на курсы вышивальщиц в Петрозаводский Дом моды. Я быстро научилась и  вышивала узоры на одежде. Приятно было видеть, когда продавались куртки с вышитым мною узором. Тогда это было модно и востребовано. Ну, а когда началась перестройка, началось что – то непонятное. Не стало тканей, отсюда резко уменьшилось количество заказов от населения. Менялись директора. Каждый пытался что – то выправить. Но в итоге не справились, рухнул наш Дом быта.

 Тогда младший сын, Толя, был ещё совсем маленький. Сначала дома сидела, а потом нанималась в леспромхоз на время посадки саженцев, работала продавцом в частных магазинах. Первое время после закрытия КБО много людей обращалось с просьбой подогнать изделие, перешить, укоротить, перелицевать, сшить халат. Бралась за всё, делала.

 Сейчас работаю на АЕКе в Костомукше. Работа интересная, но тяжёлая. Нас, около пятидесяти ледмозерцев, возят на двух автобусах.  А вообще на АЕКе работают и из Сегежи, Калевалы, Муезерки, Борового.

Замуж вышла за одноклассника Сашу Богдана. Родила ему двух сыновей».

Хочу рассказать и об Александре Леонтьевиче Богдане. У Саши отец, Леонтий Николаевич Богдан, в советское время  был передовиком производства, бригадиром прославленной бригады, сначала на раскряжёвке, а потом на погрузке древесины на нижнем складе. За  свой труд он награждён орденом «Знак Почёта» и юбилейной Ленинской медалью.

  Сын по примеру отца создал комсомольско – молодёжную бригаду на погрузке древесины в вагоны, которая  просуществовала пять лет. Потом наступили девяностые годы прошлого века, перестройка. Зарплат не платили, а семью надо содержать. Несколько лет поработал Александр Леонтьевич  на железной дороге, а когда и там не стали платить зарплату, вернулся на нижний склад. Это уже шли двухтысячные годы. Вот как писал об Александре Леонтьевиче Богдане корреспондент районной газеты Алексан  «Муезерсклес».

«От Ледмозерского  нижнего склада осталось одно название. Здесь не жужжат, как прежде, электропилы, не стучит транспортёр, подававший сортименты к карманам – накопителям, не урчат лесовозы, подвозившие хлысты к разделочным площадкам…

     Что случилось? А секрет прост. Ледмозерский леспромхоз перешёл на новую технологию, сортиментную, и отпала необходимость в целом цехе, где в своё время трудились более полутора сотен людей.

Всё течёт, всё изменяется, всё подвластно времени. Напоминанием о прошлом служат разве что две бригады на погрузке древесины в вагоны. В одной из них, бригаде Александра Богдана, мне довелось побывать.

Бригадир – крановщик сначала сверху, из кабины крана всё присматривался,  как я внизу фотографирую и расспрашиваю его подчинённых. Потом сам спустился и представляясь, заметил: «А вы уже о нас с отцом писали в газете, лет этак двадцать тому назад».

К разговору подключился Александр Чабан: «Тогда и я там работал. Здорово было!».  Вот действительно были лидеры!

И ныне бригада Богдана – младшего лидерской традиции не нарушает. С начала года богдановцы отгрузили потребителям почти 12 тысяч кубометров древесины. Это отличный результат.

 Повспоминали – перекурили, и снова бригада Александра Богдана взялась за работу – вагонам нельзя простаивать».

Бригада просуществовала  до 2007 года. Очень бы хотелось написать о трудовой династии Богданов, но, к сожалению, не получается. Сыновья Татьяны и Александра после окончания школы уехали в Санкт – Петербург, там учатся, работают, живут.  Кстати сказать, двухквартирный дом в советское время с соседом Сергеем Алёшиным Александр и Татьяна строили себе сами. Тогда это называлось бригадным методом или семейным подрядом. Строители из РСЦ ставили коробку, а остальное всё делали сами. Приходилось, конечно, походить по кабинетам, выбивая материалы, но какая была радость, когда всё было готово!  У Саши золотые руки, сейчас, когда появились новые современные материалы, он постоянно в доме что – то меняет, что – то переделывает, перестраивает.

                         Татьяна Анатольевна Ильина ( Жуковец):

                         «Сейчас всё не так, как раньше»

«Родилась я в посёлке Вача Сегежского района. В 1966 году наша семья переехала в Ледмозеро. В тот год открылся первый садик и школа. Отец работал в стройучастке бульдозеристом, а мама – в школе учителем английского языка и физкультуры. Сначала ходила в садик, а в 1970 пошла в школу, училась в начальной школе у  Лидии Ивановны Поливановой.  Летом любимым  местом  в посёлке у ребятни с нашей улицы была ламбушка за железной дорогой. Мальчишки и девчонки со Строителей там купались, жгли костры, играли в «походы». Зимой катались на лыжах, прыгали с крыш в снег, старались найти  крышу повыше. Конечно же играли в «войну», предварительно поделив роли (помню, что Нина Лавринович  всегда была медсестрой).

Когда встречаемся с одноклассниками на вечерах выпускников или просто встречаемся, то всегда вспоминаем уроки географии  и химии -  мы их очень любили. Учитель географии Василий Иванович Васько обычно говорил: «Давайте сначала немного позанимаемся, а потом будем играть «в балду». « В балду» - это значит, географический материал проверялся или усваивался в игровой, интересной форме. Нам это очень нравилось.  С учителем химии Петром Петровичем Буракевичем ставили очень много опытов. С  учителем русского языка и литературы Ниной Савватьевной Ковалёвой (Кобриной) дружим до сих пор, хотя она теперь живёт в Петрозаводске.

 На всю жизнь остались воспоминания о трудовом лагере под Ругозером после девятого класса. Работали, весело проводили свободное время. Помню, что каждую среду, субботу и воскресенье ходили в Ругозеро на танцы. Перед этим брюки «утюжили» под матрасами. Вечерами пели песни под гитару у костра. Когда уезжали, то плакали.

После школы по совету маминой подруги ( она работала на железной дороге в Петрозаводске) поступила в железнодорожный техникум. На практике была в Суоярви. Там видимо, произвела положительное впечатление, потому что пригласили после окончания учёбы туда приехать. Я так и сделала: около года  отработала в Суоярви. Ну, а когда вышла замуж за Колю Ильина, одноклассника и односельчанина, то переехала в Ледмозеро. 

За годы работы на железной дороге была разъездной дежурной на станциях: Пенинга, Сонозеро, Муезерка, 254 км, 24 км. Около трёх лет трудилась начальником станции Ледмозеро. Поработала некоторое время и приёмосдатчиком в товарной конторе. При работе разъездной дежурной или начальником станции на тебе лежит большая ответственность не только за себя, но и за кондукторов, машинистов, путейцев, механиков, приёмосдатчиков. Ты должен быть в курсе всех событий. Бывали и разные нестандартные ситуации. Вообще, я считаю, что работающие  на железной дороге, кроме профессиональных качеств, должны обладать ещё и такими, как ответственность и стрессоустойчивость.

На пенсию вышла по состоянию здоровья в 2012 году. К моему приезду из больницы, муж полностью закончил капитальный ремонт квартиры, теперь у нас в доме все удобства.  Живём вдвоём с мужем, сын с семьёй в Ульяновске, а дочь - в Санкт- Петербурге. Приезжают, навещают нас, но, к глубокому моему сожалению, в посёлке молодёжи делать нечего.

Теперь у меня времени свободного много, люблю подбирать разные рецепты, а потом готовить - раньше всё времени не хватало. Мы часто вспоминаем посёлок в прежние, советские годы. Утром – движение, все спешат на работу, детей родители катят на санках в садики -  их тогда было штук пять.

 Одно время по посёлку даже курсировал автобус, шофёром был дядя Гриша Брайловский. Тогда в садик и из садика ездили, как в городе, на общественном транспорте. Днём идёшь по центральной улице мимо столовой, школы, садиков, магазинов – везде кипит жизнь. Сейчас всё не так, как раньше».

С Николаем, мужем Татьяны, ровесником посёлка и выпускником нашей школы, читателей районной газеты мы знакомили лет семь назад, когда с членом школьного  краеведческого кружка Ромой Чернооком  писали о трудовой династии  Ильиных. Николай  был и остаётся трудоголиком. При нашей с ним встрече он всем землякам ледмозерцам пожелал успехов, как он сказал, в большом и малом.

                            Аркадий Валентинович Козловский:

                 «Государство потакает такому беспределу»

 « Родители приехали в Тикшу с Белоруссии по вербовке, здесь поженились.  В семье у нас было шестеро детей, я родился 13 мая 1963 года.  В Ледмозеро переехали, как рассказывали родители,  осенью 1964 года. Тогда только открывался лесопункт. Родители всегда работали и нас, детей, заставляли всё делать по дому, так как  всегда держали небольшое хозяйство. В детстве в связи с этим были обиды, хотелось больше погулять, а сейчас чувствую благодарность, так как родители приучали нас к труду, самостоятельности и не пасовать перед трудностями.  

После школы поехал учиться на шофёра в петрозаводскую лесотехническую школу. Почему не в высшее? А я видел, что люди с образованием  за свой труд получали копейки. Теперь, конечно,  я жалею, что по своей дурости не получил высшее образование. По возвращении с курсов в леспромхозе дали лесовоз – старый, добитый. Но радовался, что я  шофёр, у меня своя машина. Отработал полгода, потом взяли в армию. Служил два года в погранвойсках в Выборге. На заставе сорок человек, обстановка почти домашняя.

После армии вернулся домой и на работу – обратно в родной леспромхоз. Больше десяти лет возил лес на лесовозе, работая и в укрупнённой бригаде Августина Викторовича Черенко, и в экипаже с напарниками.  А тут началась эта смута, перестройка. Новой машины не давали, старая ломалась. А раньше было как – три года экипаж отработал на лесовозе и давали новый, а тут уже шесть лет отработано и никаких сдвигов.  Старый лесовоз требовал постоянного ремонта, а как план выполнять? Выхода не было, и  мы с братом взяли две старые машины, перебрали, отремонтировали и начали  работать поодиночке, каждый по себе. Одному работать где – то в чём – то лучше, в чём – то хуже. Но положенную норму «кубов» я всегда давал. Освоил и новую технику – подборщик, валочную машину».

В 2004 году мы с кружковцами начали собирать материал о трудовой династии Козловских, беседовали  с родителями – Раисой Ивановной и Валентином Аркадьевичем, тоже в прошлом работниками леспромхоза,  взяли интервью  у двух сыновей –  Аркадия и Игоря.  По разным причинам больше ни с кем не встретились. После двухтысячного года леспромхоз стал частным предприятием, но в нём продолжали трудиться три брата, затем добавились два сына старшего брата Владимира, затем сын Аркадия и племянник. В советское время, я думаю, династия Козловских прославляла бы наше Ледмозеро, они настоящие трудяги.

А сейчас, поменялась страна, поменялись «хозяева», поменялось  и отношение к  рабочему человеку.  На данный момент  из большой династии Козловских работать  в лесу остался один племянник Аркадия – Валентин.

     У каждого из людей своя правда. Аркадий Валентинович всегда очень категоричен в своих  оценках. Вот как он говорит по поводу нынешнего положения дел в леспромхозе.

      «Хозяин модернизацию предприятия сделал грамотно, но условия для нормальной, честной, достойной работы не созданы.  Раньше отношения были человечнее, а сейчас людей опустили, они потеряли достоинство, унижаются, за копейку готовы на всё. Люди, уважающие себя, считающие себя за людей, ушли. Среди них высококвалифицированные, хорошие кадры, между прочим, много грамотных специалистов.

      С детства  с отцом ездили  в лес. Помню все эти вырубки и  знаю, вижу, где что выросло. А сейчас после нашей «передовой» технологии ничего не растёт. Лесхоз принимает делянки непонятно как, лес гниёт везде, где прошли «лесозаготовители». Государство потакает такому беспределу. Я бы ещё работал, если бы всё было цивилизованно. А так -  надоело! Что сказать о посёлке? Хочется, чтобы во власти появились умные люди, профессионалы, которые удовлетворяли не свои потребности, а делали жизнь односельчан лучше. Надо всем заниматься действительно делом, а не делать вид, что занимаешься».

У супругов Козловских два взрослых самостоятельных сына, внук, в котором дедушка души не чает, жаль, что они все живут сейчас в Петрозаводске. Жена, Светлана Владимировна, фельдшер, много лет проработала в Ледмозере на «скорой помощи», сейчас она на пенсии, как и муж. Летом, проходя мимо их усадьбы, глаз не оторвать – чего  только у них не растёт! И всё в промышленных объёмах – хватает на год на всех. А цветов сколько! И какие! Держат и живность. Как говорит хозяин: « Хочется иметь на столе всё своё. В селе и без хозяйства – чем ещё заниматься?». Единственный недостаток, что вдвоём  супругам никуда не выехать. Аркадий занимается рыболовством, охотой, в сезон собирает и сдаёт ягоды. Считает, что только ленивый не поднимет деньги, которые лежат на земле.

                                  Валерий Александрович Климашевич:

                                      «Я не стал серым чиновником»

«Мои родители, Евгения Михайловна и Александр Иванович, родом с Белоруссии. Встретились в Карелии, в лесном посёлке Хаудопорог Сегежского района. Когда лесопункт закрылся, переехали в Ондозеро. Там я и родился 4 августа 1963 года, у меня есть старший брат.  Из рассказов родителей знаю, что мне было одиннадцать месяцев, когда родители переехали в Ледмозеро. Тогда посёлок только начали строить, на первой улице Строителей было построено всего четыре дома. В одном из этих домов нам дали квартиру. Отец был бригадиром строителей, мать сначала работала в стройучастке, а потом в котельной.

Пионером был, а  комсомольцем нет, меня не приняли. У нас класс был большой, двадцать семь человек и такие же большие параллельные классы. Помню, что в начальных классах учились в здании, где потом был химлесхозовский садик, а потом больница, « скорая помощь». Учителя замечательные. На встречах выпускников бываю постоянно, правда, последнюю встречу пропустил, на то была уважительная причина. С одноклассниками, которые живут в посёлке, поддерживаю связь, с некоторыми дружим семьями.

После школы в Сегеже учился на курсах, где получил права шофёра. Два года служил в армии на Новой Земле в береговой охране Северного флота».

 Детство нас формирует. Беседуя с Валерием Александровичем, я пыталась выяснить, что повлияло на формирование у него предпринимательской жилки, но так до конца  ничего и не выяснила. А предпринимательство в нём сидит прочно и основательно. Смог Валерий Александрович в годы перестройки вписаться в рыночные отношения. А чтобы торговать с умом, тоже надо иметь дар. Сейчас у них с женой четыре магазина, они являются индивидуальными предпринимателями. Есть штат работников (продавцы, водитель, бухгалтер, человек,  отправляющий заявки), которые чётко выполняют свою работу. У супругов остаётся время, которое они посвящают своим увлечениям. Летом ежегодно всей семьёй, а это жена, сын и дочь, ездят на юг, на море. Валерий Александрович любит лес, природу, он заядлый охотник и рыбак.

 Два последних года Валерий Александрович являлся ещё и  индивидуальным предпринимателем по лесопилению, занимался дровами. А ещё он избирался главой Ледмозерского сельского поселения.

«Почему пошёл во власть? Это был 2006 год, на тот момент я не видел никого, кто мог бы стать главой поселения. Считаю, что отработал нормально, делал для посёлка всё, что мог.  Я не стал серым чиновником, а отстаивал интересы посёлка. Один созыв  был главой Ледмозерского поселения и четыре года депутатом районного Совета от Ледмозера. Обычно на районных сессиях моё мнение было отличным от других, я пытался пробить решение таких вопросов, которые бы сделали жизнь односельчан лучше, но далеко  не всегда это удавалось. Все боятся ответственности, ждут, что скажут «сверху». Считаю, что муниципальной властью люди брошены. Не согласен с последними выборами, главу поселения должно выбирать население, а не десяток депутатов. Вы спрашивали о предпринимательской жилке, отвечу так, что жилка у меня одна – всегда идти впереди».

Будучи главой нашего сельского поселения, Валерий Александрович зарекомендовал себя как хороший хозяйственник, надёжный, доброжелательный руководитель. Ну, а упёртость, настойчивость в отстаивании своей точки зрения – как  быть руководителю любого ранга без этих черт характера?

 Есть что – то общее в судьбах наших героев в начале жизненного пути: школа, служба в армии. Хочу остановиться на школе. Вот что сказала Валентина Павловна Волк, первая учительница некоторых ровесников посёлка: «Хорошее было время, посёлок молодой и школа только что открылась, все старались территорию вокруг школы благоустроить. Садили деревья, с футбольного поля убирали камни, почему то вокруг школы их было очень много. Часть пришкольного участка отдана под огород. Каждому классу отведена своя грядка, на уроках труда сеяли на ней редис, морковь, укроп. Ребята были хорошие, дружные, активные.  Оставались после уроков, отличники и хорошисты помогали более слабым  в учёбе. Время было другое, и дети были добрее, культурнее, внимательнее и ко взрослым, и друг к другу. Жили, зная, что такое хорошо и что такое плохо».

 Они немного застали то время, когда наш леспромхоз гремел на всю республику. Ну, а затем на их долю  выпало время перестройки, когда всё, связанное с историей нашей страны, отметалось напрочь. Пережили очереди в магазинах, талоны на продукты, закрытие предприятий, страх потери работы, обвал рубля. Жили, когда было непонятно, где государство, в какой стране мы живём?! Демократия, свобода  – свободно говори, что думаешь, работай, где хочешь,  а можешь вообще не работать…  Многие ведь растерялись в этой жизни,  кто - то стал торговать,  кто – то продолжал работать,  а кто – то вообще  не нашёл себя в этой жизни. Ну что сделаешь? Изменилась страна, все мы изменились. Окружающий нас мир стал прагматичнее, циничнее. Всё меньше места остаётся в нём состраданию и человеческому теплу, так необходимым людям.

Я всех этих ребят, ровесников посёлка, хорошо знаю, и тех, кто живёт в посёлке и тех, кто каждые пять лет приезжает на встречи выпускников. И хочу им всем пожелать счастья. А что такое счастье? Любимая работа, заслуженное уважение окружающих, рядом любимые – жена ( или муж), дети, внуки, обустроенный быт.

                                                                                                           Т. В. Черенко   пос. Ледмозеро

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0