Понедельник, 25.09.2017, 12:51
Приветствую Вас Гость | RSS

История Ледмозерской школы

Меню сайта
Форма входа
Поиск

Треумова Людмила Петровна и Сергеева Татьяна Сергеевна

Этот очерк был напечатан в районной газете «Муезерсклес» №3 от 29 января 2015 года.

                  Две дороги, две судьбы

У каждой из героинь этого очерка своя судьба, своя жизненная дорога. Объединяет их то, что в определённый период своей жизни они были связаны со старинной карельской деревней Кимасозеро.

Людмила Петровна Треумова

  Единственный педагог в нашей школе, имеющий звание «Заслуженный учитель Карельской АССР». Награждена также медалями: «За трудовое отличие» и «Ветеран труда». Вот что Людмила Петровна рассказала о себе:

- Родилась я в деревне Лувозеро  Ругозерского (теперь  Муезерского ) района, это в 30 километрах от Кимасозера. В деревне все были карелы, говорили только на родном языке.

  Родители работали в колхозе. Когда началась Великая Отечественная война, отец ушёл на фронт, воевал. Мать в самом начале войны перегнала весь колхозный скот из Лувозера в Архангельскую область, где как рассказывал старший брат, они пробыли в эвакуации, пока шла война.

 После войны все вернулись в Лувозеро. Деревня находится в красивейшем месте – на берегу озера, много островов, кругом зелень, много травы. Электричества в деревне не было, пользовались керосиновыми лампами, дорог и транспорта практически тоже не было.

  9 мая 1947 года от приступа аппендицита умер отец, а я родилась в тот же год, 1 октября.  Мама держала корову, овец.  Она уникальная женщина, могла практически всё. По рассказам односельчан, был такой случай. Зима, мама поехала одна на санях в лес и вернулась с возом сухарника.  До местных мужчин не доходило, как она одна смогла свалить  и погрузить на сани тяжеленные брёвна.

 Запомнился такой случай, а было мне пять лет. Наша овечка переплыла на остров, где паслись колхозные овцы. Как доказать, что в колхозном стаде и наша овца? Меня на лодке переправили на этот остров, я подала голос, и наша овца сразу же подошла ко мне. Но её всё равно не отдали, бригадир не разрешил.

В Лувозере школы не было, так как я была единственной школьницей. Отправили учиться в Кимасозерскую начальную школу. Два первых года жила в большой семье крёстной. Меня приняли как родную. В третьем и четвёртом классах жила у своей учительницы -  Зои Степановны Вавулинской.  

С пятого по восьмой класс училась в Тикшинской восьмилетней школе. Из Кимаса сначала было восемь учеников, а потом - шестнадцать. Жили в интернате, домой ездили только на каникулы. От Кимасозера до Тикши по старой дороге семьдесят пять километров.  Ездили, когда на чём придётся: на лошадях, на тракторе, на грузовой машине. Хорошо, когда кузов был покрыт брезентом - не так холодно.  Помню, как  однажды машина испортилась в районе Чёлмы, так мы четыре дня жили там в избушке. Повезло, что ехали из дома в школу. За это время съели все свои запасы продуктов. Дорога была очень плохая, ехали всегда очень долго, мёрзли. Однажды зимой в дороге так замёрзли, что сами не могли двигаться, из кузова нас выносили. Бывало, и пешком добирались,  если не было попутного транспорта.

В 9 – 11 классах училась  в Петрозаводске, жила у тёти в Соломенном. В школе получила ещё и специальность  станочницы деревообрабатывающих станков, год поработала на лесопильно – мебельном комбинате.

Решила поступать в пединститут. В школе любила географию, химию, но при подаче документов выяснилось, что были факультеты «география – биология», «химия – биология». Я не представляла себя учителем биологии и после раздумий решила поступать  на математический факультет. Учиться нравилось, занималась общественной работой – была членом клуба интересных встреч, агитатором, участвовала в переписи населения в 1970 году. Стажировку на четвёртом курсе проходила в Тумбской школе Муезерского района.

На каникулы приезжала к маме в Лувозеро. Летом помогала заготавливать на зиму сено для коровы. Косила траву косой и так это получалось у меня хорошо, что меня называли сенокосилкой.

 В начале  шестидесятых годов в деревне появились воины - локаторщики, они занимали семь домов. Был воинский клуб, показывали кино. По праздникам организовывали танцы, приглашали и местных жителей. Со временем воинскую часть локаторщиков перевели в другое место, местные жители постепенно тоже разъехались. Мама тоже переехала в Кимасозеро. Сейчас в тех местах, где моя малая родина,  дачи костомукшан.

Как оказалась в Ледмозере? Когда училась на последнем курсе пединститута, в республиканской газете прочитала заметку о Ледмозере, о школе. И при распределении попросилась  сюда. Это был 1971 год. Директором школы тогда была Тамара Николаевна Зиновьева. Приняли меня хорошо, дали квартиру в восьмиквартирном доме, жили с учителем математики Екатериной Михайловной Епишкиной.

Как преподавать, так и изучать математику нелегко. Со временем в школе сложилось методическое объединение учителей математики, состоящее из настоящих профессионалов, мастеров своего дела. Мы учились друг у друга, посещали уроки, анализировали их. Говорили замечания  открыто, не обижались, а старались исправить ошибки, сообща переживали во время проверок, помогали коллегам.  Давали открытые уроки, как для своих учителей, так и для учителей района.

Районный методический кабинет под руководством Любови Николаевны Твороговой проводил в этом плане большую работу. Регулярно ездили на курсы повышения квалификации, изучали новые методики преподавания. Старались сделать уроки математики понятными и интересными. Я благодарна своим коллегам: Марие Максимовне Алёшиной, Татьяне Владимировне Савиной, Тамаре Ивановне Катричко, Марие Александровне Толкач, Зое Васильевне Зенько, Татьяне Васильевне Козловой.

Каких учеников больше любила? Понимаю, что не всем нужна математика, у всех разные способности. Нравились организованные, добросовестные, работоспособные дети. Плохо воспринимала лентяев, детей, которые ничего не хотят.

В советское время отношения с учениками были душевнее, проще. Может быть, потому, что часто встречались во внеурочное время. Сколько всего было! Пионерские сборы, а потом комсомольские собрания, классные вечера, сбор макулатуры и металлолома, смотры строя и песни… Как классный руководитель я с детьми много путешествовала. На поездку детей часть денег давали родители, помогал и леспромхоз. С разными классами мы побывали в Ленинграде, Москве, Волгограде, Одессе, Киеве, и, конечно, в Петрозаводске, на Кижах. А как нравился старшеклассникам летний лагерь труда и отдыха! Месяц жили в палатках, трудились, отдыхали. Запомнилось, как с одним из классов ходили  по  «Лыжне Антикайнена». От Ледмозера шли на лыжах, а в двенадцати километрах от Кимасозера нас встречала грузовая машина. В клубе для местных жителей  давали концерт. Почему – то запомнила, как Света Мицкевич читала стихи, а Сергей Стасевич пел песни под гитару.

Так получилось, что многие  ученики стали мне друзьями на всю жизнь. Они нам с дочерью, когда не стало мужа, очень помогали. И сейчас не теряем друг с другом связи, общаемся, перезваниваемся. А те, кто живёт подальше, стараются каждые пять лет приехать на встречу выпускников. Горжусь многими своими учениками – состоявшимися людьми, достойными работниками, примерными семьянинами».

 А ученики о Людмиле Петровне говорят так: «Прекрасный и добрый человек».

« После того, как в Кимасозере закрылось подсобное хозяйство и мама вышла на пенсию, она переехала в Ледмозеро и всегда жила со мной. В семидесятые годы прошлого столетия мы с мужем взялись строиться, семейным подрядом. Хотелось жить в своём доме, с огородом, надворными постройками. Строились тяжело, всё делали сами, начиная с фундамента и заканчивая крышей. Пришлось побегать по кабинетам, потратили все свои сбережения. Но муж строительством, отделочными работами занимался с охотой, ему было это интересно, и я помогала, как могла. Новоселье праздновали уже через шесть месяцев. Соседями в двухквартирном доме была молодая семья Жалейко.

Чем живу сейчас? Радует, что ещё что – то могу, невзирая на множество болячек. Воспрянула  духом, когда полтора года назад дочка вышла замуж и родила внучку. Нравится наблюдать, как она растёт, нравится с ней общаться.

Поддерживаю отношения с родственниками, с некоторыми одноклассниками, однокурсниками. В посёлке у меня есть верные подруги, с которыми мы дружим с первых лет работы в школе. Дружба сохраняется, потому что принимаем друг друга такими, какие есть, без претензий. Любим встречаться, общаться. Если что – то у кого – то случается, то бежим на помощь. Я знаю, что меня всегда поддержат, помогут, решат любую проблему».

Подруги ценят в Людмиле Петровне такие качества как терпимость к иному мнению, умение дать дельный совет, пожалеть. Отмечают также, что некоторых, сильно эмоциональных, она может и остудить, привести в чувство.

«Что огорчает? Варварское отношение людей к окружающей природе. Выходя из дома, а я живу на краю посёлка, кругом вижу мусор. Многие жители вывозят бытовые отходы со своего двора в ближайший лес. Это печально.

Бываю ли я в Кимасозере?  Редко, так как летом у меня полно забот и хлопот по хозяйству и здесь, в Ледмозере. Вдобавок, мне нравится окружающая природа, сосновый лес, протекающий рядом ручей. Летом, в нашем бывшем доме в Кимасозере, постоянно живёт брат с семьёй».

 Татьяна Сергеевна Сергеева

  Приехала в Карелию в 1963 году, окончив в Брянской области педучилище. Сначала  учительствовала в деревне Колвосозеро, а в 1966 году была направлена в Кимасозеро. Вот что рассказывает Татьяна Сергеевна о том периоде своей жизни:

 

«Деревня и люди в ней мне  сразу понравились. Школа располагалась в отдельном бревенчатом здании. С одной стороны находилось классное помещение, спортивный зал и пионерская комната, а с другой – жилое помещение для учителя. В школе числилось двадцать три ученика на четыре класса. Все дети, кроме Семенцова Толи, были местные и говорили в основном на карельском языке. Получалось так, что они меня учили карельскому языку, а я их - русскому. В итоге, я стала понимать карельскую речь, но говорить так и не научилась. Вот имена и фамилии некоторых моих учеников, которые  пошли в том году в  первый класс: Наташа Демидова, Нина Алимпиева, Зоя Валдаева, Сергей Агеев, Валера Филиппов, Женя Антропов, Толя Семенцов. Занятия проводила  в две смены.

Здесь же встретила своего будущего мужа, поженились, у нас родилась дочь. По разным причинам так получилось, что три года,1969 -1972, мы прожили в Ледмозере. Я работала в начальной школе, сделала один выпуск. А потом мы вернулись в Кимасозеро. Здесь я родила ещё двух дочерей. Работала в клубе, художественным руководителем. Детского садика не было, и женщины ко мне в клуб приводили детишек, я с ними занималась. Мы с детьми рисовали, лепили, я им читала книжки, ходили с ними на экскурсии, разучивали песни, танцы. Была и за логопеда: учила некоторых детей правильно произносить отдельные звуки, которые они коверкали.

Деревня жила. В Кимасозере тогда были работающие предприятия. В клуб после работы приходили многие жители, готовили с ними номера художественной самодеятельности. На красные дни календаря в клубе обязательно был концерт, выступали дети, взрослые, с готовыми номерами приезжали и наши школьники, которые учились в Ледмозере и жили там в интернате. На спортивной площадке играли и стар, и млад. Было весело.

В мою бытность в деревне построили два двухквартирных дома. В одном из них республиканскими властями было принято решение открыть музей имени Тойво Антикайнена, легендарного командира лыжного отряда курсантов Петроградской Интернациональной военной школы, совершивших в 1922 году легендарный поход по тылам белофинских интервентов. «Красные финны», как их тогда называли, в сорокаградусные морозы прошли с боями на лыжах 1100 километров. 20 января 1922 года отряд Антикайнена разгромил штаб южной группы белофиннов в Кимасозере. Этот удар нарушил управление и связь между отрядами врага и ускорил его поражение.

   В 1975 году приехал директор государственного краеведческого музея (фамилию не помню) с работниками. Привезли стенды, всё установили, оформили. В том же году меня отправили на курсы музейных работников. В музее я проработала шесть лет, на общественных началах.

Тогда в Кимасозеро приезжало много туристов - студентов, рабочей молодёжи, представителей от различных организаций и предприятий,  комсомольцев, школьников – тех, кто хотел лучше узнать историю родного края, кто интересовался боевым прошлым.  Зимой люди шли по «Лыжне Антикайнена», пролегающей по территории нашего района. Посещали музей, возлагали цветы и гирлянды к памятнику Тойво Антикайнену. А вечером туристы обязательно давали концерт для жителей Кимасозера. Побывали в нашем музее и очень известные люди: Куприянов Геннадий Николаевич - секретарь ЦК Компартии Карело – Финской ССР, член Военного Совета Карельского фронта; Тойво Вяхя -  известный в Советском Союзе как Иван Михайлович Петров, полковник пограничных войск КГБ СССР, писатель; Юрий Степанович Ланёв – основатель и многолетний руководитель турклуба «Сампо» Петрозаводском государственном университете».

Я листаю Книгу отзывов кимасозерского музея и читаю, как люди благодарят экскурсовода за тёплый приём и интересный рассказ. География побывавших здесь людей обширна: посёлки Муезерского района, Костомукша, Петрозаводск, Суоярви, Ленинград, Ворошиловоград, Сегежа, Олонец, Кемь, Москва и т. д. .

«В 1976 году пришло письмо от Валентины Ивановны Оленевой, в замужестве Мининой, дочери Оленева Ивана Васильевича, учителя Мининского училища, который в Кимасозере  учил детей в течение десяти лет. Она писала о том, что возможно, кого - либо заинтересуют сведения, которыми она решила поделиться. И написала об открытии Мининского училища  в 1882 году, о своём отце, о детях, которые здесь учились. Она задавала много вопросов о дальнейшей судьбе училища, о самой деревне, о его жителях. Приглашала встретиться в Петрозаводске, и такая личная встреча у нас состоялась. Валентина Ивановна жила одна на улице Московской, в однокомнатной квартире. Думаю, что лет ей было 60, она была на пенсии. Встреча получилась очень душевной».

В 1982 году закрыли Кимасозерский клуб, Татьяна Сергеевна осталась без работы. К этому времени муж уже работал в Ледмозере, там же училась в школе в первом классе и старшая дочь. Переехала и Татьяна Сергеевна с младшими дочерьми. Устроилась работать оператором на очистных сооружениях, тогда они принадлежало железной дороге. Дали квартиру в благоустроенном доме – главная причина, почему сменила профессию. Когда через пятнадцать лет очистные передали ЖКХ, Татьяна Сергеевна попала под сокращение. Ей предложили работу на товарной станции в Костомукше. Смена день – ночь и двое суток дома. Согласилась, и, как она говорит «моталась так шесть лет», а потом вышла на пенсию. У Татьяны Сергеевны есть своё мнение о теперешнем положении дел на очистных и насосной станции в Ледмозере, но это тема отдельного разговора.

«Вы спрашиваете о Кимасозере? С мая и по октябрь с мужем и четырьмя внуками мы там живём. Садим огород, собираем дары леса, общаемся с внуками, купаемся. Из местных жителей осталось человек восемнадцать, а так в основном дачники. Тоскливо в деревне. Одно время приезжали финны, у некоторых из них тут похоронены родственники. Со временем оборудовали две комнаты, чтобы можно было в них собираться, общаться. Здесь был своеобразный клуб. Бывало и такое, что финны приезжали семьями, ставили на улице для себя палатки и некоторое время жили в них. Так было несколько лет, а потом, не знаю по какой причине, но вдруг всё прекратилось, не стали больше приезжать».

Татьяна Сергеевна любит читать, особенно историческую литературу. У неё большая, грамотно подобранная домашняя библиотека.

                                                     

                                                                                                                               Т.В. Черенко,  п. Ледмозеро.   Фото автора

Календарь
«  Сентябрь 2017  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
    123
45678910
11121314151617
18192021222324
252627282930
Статистика

Онлайн всего: 1
Гостей: 1
Пользователей: 0